Wooinfo

Главная / Николь Кидман о жизни, материнстве и моде

В декабре на киноэкраны вышла супергеройская картина «Аквамен», рассказывающая историю парня, который родился в необычной семье. Его мать – морская королева по имени Атланна, в роли которой предстала Николь Кидман. Наш автор Лена Бассе поговорила с голливудской актрисой о жизни, материнстве и даже моде.

С Николь Кидман мы встречаемся в отеле Беверли-Хиллз Four Seasons. Несмотря на ее очевидную звездность, во время каждой встречи с этой актрисой не устаешь удивляться тому, насколько легко с ней общаться. Плавно поддерживая разговор, белокурая красавица не только с готовностью отвечает на самые разные вопросы, но даже при этом подбадривает собеседника, тем самым напоминая ему о том, что люди по своей природе значительно ближе друг к другу, чем это может показаться со стороны. Ее звонкий смех снимает всякие реальные и надуманные преграды на пути к общению на равных. Даже если помнить о том, что она обладает недюжинным талантом перевоплощения, в ее искренность невозможно не поверить.

– Если оглянуться назад и вспомнить все роли, которые вам довелось сыграть за время блистательной карьеры, какие из них для вас наиболее дороги? Какими вы гордитесь или вспоминаете с особенной теплотой? И с кем из режиссеров вам понравилось работать?

– Конечно, «Мулен Руж». И «Другие». К сожалению, этот фильм не так часто вспоминают, но я очень его люблю. И даже частенько пересматриваю. То, что Алехандро Аменабар создал на экране, особенно в плане стилистики, – просто великолепно. Я бы с удовольствием снялась у него еще раз. Может показаться странным, но я с большой теплотой вспоминаю работу с Ларсом фон Триером в картине «Догвилль». Каждый раз, когда вижу этот фильм, не перестаю удивляться тому, насколько он непохож ни на что остальное. Вообще больше всего ценю возможность кардинально менять не только образы, но и жанры, в которых они существуют: от мюзикла в «Мулен Руж» до психологической драмы в «Кроличьей норе». Или от авангарда «Догвилля» до предельной реалистичности «Газетчика». А после вдруг сделать то, что никто от тебя не ожидает, например, сняться у лидера новой греческой волны Йоргоса Лантимоса (смеется). И мне важно знать, что я на это еще способна.

– Или вдруг неожиданно для всех сняться в супергеройском фантастическом боевике «Аквамен»?

– Да! Джеймс Ван однажды мне позвонил и сказал, что разрабатывал роль Атланны, матери Артура Карри, специально «под меня». Конечно, такие вещи не пропускаешь так легко мимо ушей. К тому же это небольшая роль, а мне всегда интересно попробовать что-то новое. Шутка ли, комиксы!

– Кстати, это ваше первое участие в супергеройской картине?

– Первым был «Бэтмен навсегда», но моя героиня там не обладала никакой сверхъестественной силой. И, несмотря на то что была психиатром, способной разгадывать загадки, все же оставалась простой смертной.

– Ту вашу героиню тоже разработали специально для вас, не так ли? В «Аквамене» вашу героиню простой смертной не назовешь. Режиссер фильма Джеймс Ван тоже австралиец?

– Да, и поэтому мы прекрасно понимаем друг друга. К тому же съемки проходили в Австралии, что для меня всегда является положительным фактором. Одним поводом больше, чтобы поехать домой и повидаться с мамой.

– Вы часто бываете в Австралии?

– Да, особенно с тех пор, как моей маме стали трудно даваться долгие перелеты. Поэтому идея сниматься на Золотом побережье и видеться каждый день с мамой была уж очень соблазнительной. Кроме того, играть такую роль – одно удовольствие. Во всяком случае, мои дети были просто счастливы, потому что я впервые снималась в роли, о которой они могли говорить с гордостью, рассказывая о моей работе своим друзьям в школе. «Это правда, что твоя мама снимается в «Аквамене»?!» (Смеется.)

– Они хотели бы последовать вашему примеру?

– До недавних времен я очень сомневалась в том, что им хоть как-то интересна актерская деятельность. Как только заходила речь о моей работе, они обе выражали неудовольствие. Но с тех пор как побывали на съемках «Аквамена», их отношение к профессии, которая позволяет хотя бы на время перевоплощаться в морскую королеву, закусывающую золотыми рыбками из желатина, заметно изменилось в лучшую сторону. Пока им исполнилось лишь 10 и 7 лет, поэтому все же рано серьезно говорить о пристрастиях к той или иной профессии.

– Всех трех героинь, сыгранных вами в этом году, которые так не похожи одна на другую, объединяет тот факт, что все они являются матерями. Помогает ли вам ваш личный опыт в создании материнских портретов на экране?

– Конечно! Всегда! Если не принимать во внимание работу над фильмом «Аквамен», в котором моя героиня с рождения обладала сверхъестественной силой, а рассматривать лишь две другие работы, где я сыграла обычных земных мам, то нельзя не заметить, что они обе отличаются друг от друга, как день и ночь. Но в то же время они обе в какой-то момент изо всех сил стараются исправить свои материнские ошибки. Конечно, каждая это делает по-своему, ведь они очень разные. Мне иногда кажется, что я притягиваю такие роли именно потому, что сама являюсь матерью и излучаю схожую энергию.

В то же время материнство дает мне особенный неиссякаемый источник эмоций, которого раньше не было. Благодаря ему я могу в одну секунду наполниться очень специфичными эмоциями, вдруг испытать нежность, горечь, счастье или страх… Даже когда я разговариваю с другими матерями, то понимаю, что боязнь невозможности защитить собственного ребенка от реальной опасности способна поставить мать на колени и лишить ее всякого инстинкта самосохранения. Кроме того, благодаря детям у меня появилась дополнительная способность связываться с людьми на совершенно другом уровне. Это огромный подарок для меня.

– Нельзя не заметить, как вам дорого материнство…

– На самом деле это все не обо мне. Я просто чувствую себя проводником эмоций, которые могу подарить другим благодаря своей работе. Из-за своей стеснительности никогда не смогла бы этого сделать в реальной жизни. Это было бы просто невозможно. Поэтому я понимаю, каким огромным даром обладаю, который позволяет мне быть проводником эмоций и чувств откуда-то оттуда (показывает рукой вверх).

– Напоследок невозможно не задать вам вопрос по поводу того, как вы всегда великолепно выглядите. При всей очевидной занятости как вам это удается?

– Кроме того, что я сама стараюсь и при возможности всегда перелистываю модные журналы, посещаю показы, все же моим истинным спасением является моя стилистка, которая живет в Нью-Йорке. Но даже стилист порой не в состоянии обеспечить меня нарядами, которые соответствуют тем мероприятиям, которые я обязана посетить. Иногда я до последнего момента не знаю, что надену на ту или иную премьеру. Я уже даже устала паниковать. Поэтому ничего удивительного, что в какой-то период я совершенно потеряла интерес к моде.

Когда дети были очень маленькими и наша семья жила на ферме в Нешвилле, мне было абсолютно все равно, как я выгляжу. Но теперь, когда дочери подросли и уже стали интересоваться тем, во что я одеваюсь, я оценила важность того, как я, как мать, выгляжу в глазах своих дочерей. Поняла, что от того, как я буду одеваться, во многом будет зависеть, каким у них сформируется вкус. И самое главное, как они сами себя будут представлять в своих мечтах. Мир фантазии, красоты, искусства – именно он заставляет меня не опускаться, а двигаться вперед и стремиться к совершенству.

Образы Николь Кидман

За свою почти 40-летнюю карьеру Николь Кидман снялась более чем в 60 фильмах, создав в кино и на телевидении множество самых разнообразных, полюбившихся зрителями ролей. Стройную красавицу нельзя упрекнуть в привязанности к одному жанру, режиссеру или тем более типажу. Только в этом году австралийская актриса снялась в трех картинах, создав совершенно не похожие друг на друга образы. Кроме «Аквамена», где она исполнила роль морской королевы, в драме «Исчезнувший мальчик» Николь предстала в образе жены пастора, которая, несмотря на религиозные убеждения и первоначальное желание «исправить» гейские проявления сына-подростка, в конце концов все же становится на его сторону.

В фильме «Время возмездия» она впервые сыграла роль полицейской, которая профессионально владеет оружием и в случае необходимости способна с ходу вступить в рукопашный бой, а главное ее желание – отомстить бандитам за убийство любимого человека. Впрочем, в этом убийстве есть и ее собственная вина, именно поэтому она не щадит и саму себя. Несомненно, саморазрушение становится одной из причин не только ее ужасающего психического состояния, но и внешнего вида. Никогда еще Николь Кидман не представала на экране в таком неприглядном виде, как в этой картине, продемонстрировав тем самым свое актерское бесстрашие.

Это даже не накладной нос Вирджинии Вульф, которую Николь сыграла в фильме «Часы» в 2002 году и удостоилась высшей голливудской награды, золотой статуэтки «Оскара». На этот раз все было гораздо серьезнее: изможденная под пагубным влиянием солнца кожа, желтые прокуренные зубы и волосы с сединой – в таком виде Николь Кидман попросту невозможно узнать. И это несмотря на то, что актрисе исполнилось в прошлом году 50, а, как известно, нигде молодость и красота не ценятся так высоко, как в Голливуде.

Но сама Николь признается, что теперь, когда у нее за плечами такой огромный опыт, ей тем более нечего бояться. И да, успех не всегда гарантирован, и даже сам процесс не всегда приятен и легок. Она до сих пор очень часто чувствует себя «неприкрытой мишенью для критики». И все же для нее важнее всего сам процесс творчества. Она счастлива от того, что у нее по-прежнему есть желание двигаться вперед, навстречу неизведанному.

Текст gorodw.by


© Wooinfo